Москва, ул.1-ый Тихвинский тупик, д.5-7
Менделеевская

Стыд помогает оставаться человеком

Стыд помогает оставаться человеком

От автора: О стыде мало говорят, как о чувстве, несущем важную социальную функцию

О стыде чаще говорят, как о том, что мешает, что необходимо убрать, чтобы быть свободным, добиваться своих целей и т.д.

А о стыде, как об очень важном чувстве, которое позволяет нам через сохранение границ поддерживать отношения, жизненно важные социальные роли, связь со своими корнями, в общем оставаться людьми, об этом говорят меньше.

А я думаю, что пользы в стыде на порядок больше, чем разрушения, поэтому от него так сложно избавиться и проработать, потому что он несёт в себе самые базовые вещи, благодаря которым человечество сохранялось на протяжении веков. И очень хорошо, что от него трудно избавиться. Это чувство, которое образует связь с другими людьми.

Люди, у которых нет социального стыда, очень потерянные люди. Порой талантливые, делающие неординарные вещи, но потерянные. Вот мы привыкли восхищаться великими делами людей, которые довольно часто имеют нарушения в способности формировать отношения.

А почему мы не восхищаемся теми, кто делает самую базовую работу, которая на порядок важнее великих дел? Просто живет, рожает детей, отводит их в школу, ухаживает за родителями, делает такие на первый взгляд обыденные вещи, без которых мы перестанем быть людьми, перестанем сохранять преемственность поколений, перестанем понимать, кто мы.

Я недавно слушала один семинар, на котором говорилось, чтобы быть успешным, оставьте себе роль взрослого и ребёнка, а от родителя нужно избавляться. Нельзя избавляться от родителя, это самая базовая роль. Без родителя не будет ребёнка и взрослый тоже не вырастет. А родитель это тот, кто поддерживает функцию стыда.

И каждое старшее поколение является родителем более младшему, ничего здесь не поделать и делать не нужно, так устроена жизнь. И в этом есть, с одной стороны, непреодолимая пропасть между поколениями, а с другой, так мы сохраняем свою человечность.

Считается, что разница в паре более 12 лет является чрезмерной для создания семьи. Может быть и здесь срабатывает не просто физиология, а принадлежность к разным поколениям, когда на очень глубоком уровне мы чувствуем, что несём ответственность за младшее поколение и просто не можем быть на равных. Чувствуем этот социальный стыд.

Есть ли хоть что-нибудь более страшное в этом мире, чем перестать быть человеком? Вот мы боимся страшных болезней, но даже они позволяют оставаться людьми. И даже смерть относится к части жизни. А когда человек перестаёт быть человеком, то есть не чувствует социальный стыд, границы между поколениями, между социальными ролями, разве это не самое страшное?

Когда отец не понимает, что он отец своей дочери, а не ее парень. А мама это мама, а не ее подружка, которая рассказывает про сексуальные отношения с мужчинами и т.д. Когда терапевт не поддерживает перенос клиента, как на родительскую фигуру и не понимает эту важность для него.

Стыд, который мы, психологи, так ругаем конечно часто бывает с большим перебором. Но он и с перебором именно потому, что функция его не просто важна, а жизненно необходима для того, чтобы мы могли оставаться людьми.

Назад